под ребром грела,
выводила слова из хаоса жизни.
тратила.
жгла.
горела.
у распутья дорог стояла.

эта жизнь -
никогда с начала.
никогда и с конца,

но у этого
у творца
ее
я прошу лишь одно.

 
не помилуй мя,
не сбереги
от тоски, бедности и беды.

и на небе звезды
свет
увидать не прошу.

лишь одно молю:

все, что в себе ношу
дай ему светить

и не гаснуть

.

(Источник: stihi.ru)

Чувство, будто нет воздуха, так что не управляешь голосом, каждое слово падает на землю и разлетается на куски, а когда прощаешься — чувство, будто говорил излишне много, потому что в самом деле каждое слово было лишним, чувство, будто разбился вдребезги, чувство, будто истекаешь кровью.

Макс Фриш

без заголовка без надежды

такое чувство, что хочется вырвать сердце из груди и размазать по асфальту. молчание парализовало гортань и ты молчишь. молчишь. тебе не чего. не о чем. ты слаб.

- я проиграл!

никому нет дела.

никого нет вовсе.

с чего ты взял, что ты должен быть счастлив здесь? с чего ты взял, что можешь дать этому миру то, что ему нужно? с чего ты взял, что ты лучше других? с чего ты взял что болен мир а не ты?

умри.

письмо 11

тишина. не обличить. ни высказать, ни смолчать. невозможно. засевшая. горло. комом. съедено.

ты здесь?

знаешь. человек одинок. по настоящему одинок. каждую секунду своего бытия. ты же знаешь. и от этого ему ни плохо ни хорошо. он просто есть.

а я несчастна. была и буду. я сама это несчастье выбрала. мне его и нести. здесь нет драмы. здесь нет ничего. 

в сущности мое бытие измеряется только тленным телом и сотней вещей, собирающих пыль. в сущности мое бытие никогда ничего и не отражало. я. камень лежащий на дороге. и я это принимаю.

я больше не верю, знаешь. ни во что. ничто тоже есть нечто. и каждое нечто есть очередное ничто. 

давай, поиграй словами. скажи как я не права. со лги.

каждый видит во мне

что

-

то

а я просто хочу быть морем.

Культура – это не знания, которые ты можешь почерпнуть из книги. Культура – это отношения, которые у тебя складываются с книгой, картиной, людьми. Культура – это пространство между людьми.

Дарио Пинтон 

В письме на юг


г. гинсбургу-воскову

Ты уехал на юг, а здесь настали теплые дни,
Нагревается мост, ровно плещет вода, пыль витает,
Я теперь прохожу все в тени, все в тени, все в тени,
И вблизи надо мной твой пустой самолет пролетает.

Господи, — я говорю, — помоги, помоги ему,
Я дурной человек, но ты помоги, я пойду, я пойду прощусь,
Господи, я боюсь за него, нужно помочь, я ладонь подниму,
Самолет летит, господи, помоги, я боюсь.

Я боюсь за себя. настали теплые дни, так тепло,
Пригородные пляжи, желтые паруса посреди залива,
Теплый лязг трамваев, воздух в листьях, на той стороне светло;
Я прохожу в тени, вижу воду, почти счастливец.

Из распахнутых окон телефоны звонят,
И квартиры шумят, и деревья листвы полны,
Солнце светит в дали, солнце светит в горах, над ним,
В этом городе вновь настали теплые дни.
Помоги мне не быть, помоги мне не быть здесь одним.

Пробегай, пробегай, ты — любовник, и здесь тебя ждут,
Вдоль решеток канала пробегай, задевая рукой гранит.
Ровно плещет вода, на балконах цветы цветут,
Вот горячей листвой над балконом каштан шумит;

С каждым днем за спиной все плотней закрываются окна
составленных лет,
Кто-то смотрит вслед за стеклом, все глядит холодней,
Впереди, кроме улиц твоих, никого, ничего уже нет,
Как поверить, что ты проживешь еще столько же дней.

Потому то все чаще, все чаще ты смотришь назад,
Значит, жизнь — только утренний свет, только сердца
умеренный стук;
Только горы стоят, только горы стоят в твоих белых глазах,
Это страшно узнать — никогда не вернешься на юг.

Так прощайте же горы. что я прожил, что помню, что знаю на час,
Никого не узнаю, но если приходит, приходит пора уходить,
Никогда не забуду, и вы не забудьте, что сверху я видел вас,
А теперь здесь другой, я уже не вернусь, постарайтесь простить.

Горы, горы мои! навсегда белый свет, белый снег, белый свет,
До последнего часа в душе, в ходе мертвых имен
Вечных белых вершин над долинами минувших лет
Словно тысячи рек на свиданьи у вечных времен.

Словно тысячи рек умолкают на миг, умолкают на миг,
на мгновенье вокруг
Я запомню себя, там, в горах, посреди ослепительных стен,
Там внизу человек, это я говорю, в моих письмах на юг.
Добрый день, моя смерть, добрый день, добрый день, добрый день.

и.б

число адресатов вашего письма привысило допустимую норму

я вижу этих людей. их лица. они делят со мной пространство. они ездят со мной в метро. я захожу в душную аудиторию вуза и вижу эту концентрацию. еще отчетливей. смотрю. вглядываюсь в эти лица. одно сплошное лицо. они счастливы. они на пиру жизни. они молоды. они олицетворяют то, что так хочет это общество. их родители. 

я вижу наперед их жизни. их судьбы. одна на другую страницами. не трудно предугадать эти развития сюжетов. ведь они были написаны задолго до их рождения. я смотрю в окно и вижу тех же людей. те же лица, но уже подпорченные временем. они выходят из машин. идут по улице. один из них зайдет в аудиторию, в которой я сейчас нахожусь и начнет говорить о чем то, что отвлечет нас от потери времени и даст иллюзию того, что мы даем этому обществу ту дань, которую они так ждут.

но это не так.

не так потому что каждый кто здесь сидит. каждый кто здесь оставляет свое главное богатство - время, будет разочарован. будет убит тем самым временем. каждый будет жалеть о том, как он верил в эти сказки таких же разочарованных родителей. как отбирал у себя время. зря. они будут иметь все, если захотят. работу, машину, дом, детей, уважение, авторитет… они будут ездить каждое утро на работу. будут собираться компаниями в кафе или барах по выходным. целовать на ночь сына или дочь. ездить в отпуск всей семьей. жить той иллюзией : я добился всего, чего мог. я был тем кем хотели быть вы. и вроде бы не плохой расклад. согласись. чем думать в очередной раз на что купить еду и оплатить жилье.

но потом наступает старость. та самая. которую так боятся все эти люди вокруг. что страшнее - смерть. она вообще - табу. (-как ты смеешь вообще о ней говорить со мной? ) но это все наступает. как катализатор твоей неосознанности. как ответ на твою самоуверенность. ты устал. все эти. они тоже это видели. в лицах своих близких. в лицах тех с кем они ездят в метро и делают покупки в магазине. в лицах тех, кто выжил в этой гонке. они смотрят в них как писал некогда бродский, вглядываясь в их черты как миклухо маклай в татуировку приближающихся дикарей. они не хотят знать. и это их задевает. 

все это впереди. они еще молоды. еще могут позволить себе потратить время на учебу. развлечения. да в принципе на что угодно. кроме мечты.

они видят по всюду невозможное. всюду препятствия. если жизнь - то терпеть. если работать - то ради денег. если любить - то выходить замуж, рожать детей. и все бы хорошо. если бы не эта проклятая старость. а еще пустота внутри, каждый раз когда один.

да, у меня нет ничего. да, я неудачник. я падала столько раз. да, я разочарование своих родителей. да, я ничего не умею. но как говорил микеланджело, я умею учиться. и я учусь. каждый день. и я верю, что все что здесь - не напрасно. каждый мой поступок - движение к тому или от того к чему я стремлюсь. каждый поступок - выбор.

я верю в невозможное. я хочу невозможного. только потому что остальное - скучно. я не хочу скучать там, где столько возможностей.

я ухожу из аудитории. этой душной комнаты. покидаю это здание. я не вернусь. 

в итоге мы все встретимся у финиша. 

но я клянусь - я не буду жалеть.